Кротость - от того же корня, что короткий, укрощать. Антоним кротости - гнев, необузданность.

Новости

ВОСПИТАНИЕ УЧИТЕЛЕЙ И СВЯЩЕННИКОВ В РПЦ XIX-НАЧАЛА XX В. Татьяна Елисеева

« Все новости

ВОСПИТАНИЕ УЧИТЕЛЕЙ И СВЯЩЕННИКОВ В РПЦ XIX-НАЧАЛА XX В. Татьяна Елисеева 29.10.2016 20:32

В статье дан краткий обзор образовательного процесса в духовных школах разного статуса в правление Московских митрополитов названного периода. Уделено особое внимание расширению учебных программ с учетом перемен в социальной, общественно-политической и духовной жизни в России, в том числе на время усиления влияния чужеродных соблазнов, сект и лжеучений. Отмечены благодатные труды святителей на поприще просвещения.
Ключевые слова: образование, нравственность, Православие, миссия, преподавание, Церковь, миросознание.
The article provides a brief overview of the educational process in theological schools of different status during of the supremacy of Moscow's metropolitans in the said period. Given special attention to the expansion of training programs in connection with changes in the socio-economic, public and ecclesiastical life of Russian, including at the time of the growing influence of alien temptations, sects and false doctrines. Noted the beneficial scholarly works of saints in the field of education.
Key words: education, morals, Orthodoxy, mission, teaching, Church, world-consciousness.

Собор святых новомучеников и исповедников Российских, их горячая деятельность по защите Православия, свидетельствуют нам, что за 100-50 лет до революции, система воспитания церковных учителей и священников могла давать добрые плоды. Для выполнения просветительской миссии Церкви сегодня, в период второй христианизации нашего Отечества, важны личные качества священников и мирян-христиан, которые формируются системой образования. В данной работе сделана попытка собрать воедино лучшее, что было в учебной и воспитательной деятельности духовных школ Российской Империи, предметы и методы церковного образования, которые дали нам святых отцов РПЦ в XIX-начала XX в.
Содержание образования определяется его целью, какие качества личности она формирует. Свт. Иннокентий Херсонский учил: «Наше образование должно всецело состоять в уподоблении себя Первообразу. Сын Божий нисшел, оставил нам образ, после чего искать других каких-либо образцов для своего образования – значит идти явно против беспредельной любви Божией и против собственного совершенства» [10, с. 103]. Т.о. главная цель образования – в уподоблении Первообразу, просвещении и освещении души человека.
В XIX в. появился обычай прививания чужеродных смыслов в русскую речь, и даже изменения смыслов слов Божественного Писания – восстания на Иисуса Христа, на Слово, воспитывающее и любящее каждого человека, на «хлеб» жизни для всех народов (Ин. 6:35). О пагубности этого явления говорили святые пророки, вспоминая наказание Божие Великим Потопом. «Горе глаголющим лукавое доброе и доброе лукавое, порази их и раздражися горы, и быша трупи их, яко гной их посреди пути» ( Ис. 5:20-25). «Не глаголите на Бога неправду»; «Яко чаша в руце Господни, вина нерастворенна исполнь растворения, ... испиют вси грешнии земли», – говорил царь Давид (Пс.74:9).
В противовес тенденции умаления слова Божьего Санкт-Петербургское Православное Педагогическое общество имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (СПбППО) предлагает применять в школах метод корнесловно-смыслового анализа слова, который при водительстве учителя может приоткрыть учащимся евангельскую истину, т.к. Священное Писание содержит архетипы русского языка. Корнесловно-смысловой анализ слова образование дает его первоначальное значение как изваяние лица, личности отсечением (наростов), свитием (кем-то) её по-тогдашему, придание ему прежнего (потерянного когда-то) лица, образа, иконы (см. значение слов: образ; -ва; -ять; ваять) [20]. Т.о. образование это – раскрытие образа Божьего в человеке, просветление личности подобной Христу . Дать образование значит помочь учащемуся вернуть себе (с помощью Божией) образ первозданного человека – Адама до его грехопадения, облечься в добродетели Христовы и обрести внутри себя Царство Небесное .
В нравственности человека проявляется его миросознание, которое формируется не только системой образования, но и переменами в социальной, общественно-политической и духовной жизни народа. В XIX в. интеллигенция России вовлекается в процесс усиленного развития науки и техники, обмена открытиями. Государство уделяет большое внимание развитию промышленности и специальному профессиональному образованию. Западноевропейские университеты и промышленные предприятия принимают русских для обучения новым технологиям [4, с. 197]. Но тогда же в образовательной среде России усваиваются новые идеи, подтачивающие православное миросознание. Организуются светские школы, отделенные от Церкви (1866), в которых допускались инославные педагоги, а духовенству оставлялся надзор за первоначальным религиозным обучением . Усвоению ложных учений способствовала и утрата к XIX в. ведущего положения церковно-славянского языка, т.к. в 1876 г. был сделан русский перевод Библии, но не с Септуагинты, а с масоретской, в которой убрано более 300 пророчеств о Христе [1]. Западноевропейское воспитание на искаженном тексте Библии, распространялось в России .
Главной задачей духовных школ становится укрепление веры будущих священников и учителей, удержание их в чистоте Православия при расширении их научных знаний. Все академии готовили пастырей, учителей пастырей и членов Священного Синода.
В начале XIXв. разрабатываются новые уставы и программы духовных школ. В 1814 г. архимандрит Филарет, будучи ректором (1812−1819) С.-Петербургской Духовной академии (далее СПбДа), доработал устав 1809 г., написанный М. М. Сперанским. Преобразования прошли в Духовных академиях: в 1814 г. – в Московской, в 1819 г. – в Киевской, в 1842 г. – в Казанской. Сформировались главные направления академического духовного образования: историческое – в Киевской Да ; догматическое – в Московской Да; миссионерское − в Казанской Да; расширенное – в С.-Петербургской Да [10, с. 408].
Нас интересует, какое образование получали великие церковные учителя Русской Православной Церкви (РПЦ) XIX в. Не полный их ряд:
Святитель Филарет (Дроздов) (26.12.1782−19.11.1867), − митрополит Московский, инициатор в области образования и деятельности священства в Российском пространстве, великий радетель русской словесности, начавший трудиться преподавателем Троицкой лаврской семинарии сразу после ее окончания (1817); Равноапостольный Иннокентий (Вениаминов) (26.08.1797−31.03.1879), – митрополит Московский, 40 лет служивший апостолом Сибири и Аляски, «патриарх» российских миссионеров [15, с. 115], оставивший нам научные труды по географии, этнографии и языкознанию, выпускник Иркутской семинарии (1818); Святитель Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский и Таврический (15.12.1800−26.05.1867), – гимнограф, златоустый проповедник , «великий русский гражданин, человек гениальный, государственный, просвещенный» [10, с. 26 и с. 75], выпускник Киевской Да (1823), ректор Духовной академии и настоятель Киево-Братского монастыря (1830-1840), герой Крымской войны; Святитель Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский и Черноморский (5.02.1807–30.04.1867), – «учитель покаяния», 25 лет − настоятель Троице-Сергиевой пустыни близ столицы, закончивший Военное инженерное училище (1826), предавший свою дальнейшую жизнь иночеству; Святитель Феофан Затворник Вышенский, епископ (10.01.1815–6.01.1894), – выдающийся проповедник, знаток инославных учений, духовный писатель, выпускник Киевской Да (1841); Равноап. Николай, архиепископ Японский (1.08.1836–3.02.1912), – великий миссионер, основатель Православной Церкви в Японии , выпускник СПбДа (1860); Святитель Макарий (Невский) (01.01.1835−16.02.1926), – митрополит Московский, начальник Алтайской миссии (1883−1912), составитель алтайской азбуки, переводческие труды его легли в основу алтайской письменности, вступивший на путь миссионера сразу по окончании Тобольской семинарии (1854) .
Заметим, что каждый из указанных выше святых отцов, неустанно служа Богу и Отечеству, имел и сохранил отличительные способности и таланты, как плод воспитания сначала в семье, а затем в учебных заведениях. Например, педагогический талант святителя Иннокентия (Борисова) был посеян его отцом. У него был способ взаимного обучения: дети взаимно обучали друг друга без помощи наставника, требовалось умение действовать в этом деле так, чтобы ребенок не замечал, что его учат, а (думал), что он сам учится [10, с. 12].
Святые отцы РПЦ указывают нам на семь важных факторов воспитания, начиная с примера благочестивых родителей, учителей и наставников. Все эти факторы можно заметить, изучая педагогическое поприще святителей: пример благочестивых родителей, освящение обстановки, духовное чтение, духовная среда, молитва, пост, Таинства Церкви.
Образовательная среда в семинариях и академиях, где учились Иоанн Борисов (свт. Иннокентий Херсонский) и Георгий Говоров (свт. Феофан Затворник ), была с присущей доброжелательностью, дружбой и любовью во Христе. Трудности изучения множества наук покрывались любовью учителей. Печатных лекций не было. Замечательно, что учителя давали записи лекций студентам для переписывания, через неделю их проверяли, помогая усваивать знания [10, с. 48].
Студенты и педагоги имели возможность монашеского наставничества. Например, святитель Феофан перед тем как начать преподавать Нравственное и Пастырское богословие в СПбДа, показал свои лекции знатоку аскетических творений архимандриту Троице-Сергиевой пустыни Игнатию Брянчанинову, который одобрил их [7, с. 22]. И нередко выбор монашеского пути определялся уже в стенах академии [10, с. 14], [10, с. 34]. В первую очередь монашествующие учили познавать себя, усваивать опыт Отцов Церкви [16]. Учили, что путь богопознания и спасения лежит через Откровение, данное Самим Богом [13]. «Ведение Божественной истины служит основанием спасительного жития» [24, с. 166]. «При брожении воображения должно спешить привести его в безмолвие смиренною молитвою» [11]. «Бдеть прежде всего над собою» [24, с. 54]. «Может ли такое слабое, ограниченное существо, как человек, судить сам собою о Боге, Существе беспредельном, превысшем всякого постижения и суждения, выводить положительные заключения о Боге из взглядов в себя?», − писал Игнатий (Брянчанинов) [8, с. 21]. «Паче же всего хранить неприкосновенною истину Божию [24, с. 5-7].
Передавая опыт познания и опыт жизни педагоги были открыты, доступны к общению с лицами любого ранга, сведущи в разных науках, могли дать совет и разрешить неодолимую проблему. Они постоянно учились сами и писали научные труды. Ученики сознательно усваивали методы обучения и воспитания, перенимали ясность, простоту и логичность суждений [7, с. 6]. После обучения благодатное общение учеников с учителем не прерывалось: они служили вместе, молились друг за друга, писали письма [10, с. 371], помогали друг другу [7, 36-38].

Что же в прежней системе образования давало такие плоды?
Прежде чем выйти на пастырское служение, выпускник проходил испытание – служил в должности учителя и воспитателя в духовных школах. Педагогическое поприще могло стать ступенью на пути к святости. Т.к. на уроках познания истины может таинственно пребывать Сам Христос, сказавший «идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их» (Мф.18:20). «Воспитание – из всех дел самое святое», – учил свт. Феофан Затворник. «Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства. Это должно быть сословие лиц чистейших, богоизбранных и святых» [7, с. 24].
Особенностью педагогического процесса был уход от западно-европейского типа образования, от схоластики. Святитель Филарет, предвидя пагубное влияние латинских текстов, первым стал читать лекции на русском языке. Его мысли и намерения талантливо продолжил ректор Киевской Да архим. Иннокентий (Борисов), человек чрезвычайной учености и любви к людям. Латынь в богословии была заменена русским живым словом, вплоть до предьявления конспекта лекций к экзаменам по философским и богословским наукам [10, с. 52 и с. 402].
Учебный процесс умело сочетался с нравственным и религиозным воспитанием. «Должно быть поставлено непреложным законом, чтобы всякая преподаваемая христианину наука была пропитана началами христианскими, и притом православными» [7, с. 22]. «Когда все истины войдут в сердце, тогда всем сомнениям конец. Преданность Богу – в согласии ума и сердца» [21, с. 71]. «Истинное просвещение должно состоять в образовании сердца, а не в односторонней умственной образованности» [15, с. 77]. «Самое действенное средство к воспитанию истинного вкуса в сердце есть церковность» [7, 18]. «Господь, обитая в сердце человека, озаряет и ум его. Все существо человека, душа и тело, – обиталище Божие» [14, 158].
Религиозное воспитание включало возбуждение в сердцах учащихся любви ко Христу и богоугодной жизни. Для этого отцы Церкви уделяли много внимания: церковной проповеди, торжественности богослужения, восстановлению монастырей, крестным ходам, объединяющим народ и пастырей [10, с. 238]. Крестные ходы с участием епископов были традицией [12]. Учащихся приучали «делать все, что требуется богоугодною жизнью , а не кое-что только и не кое-как», т.к. «жизнь христианская требует поддержки огня ревности – чтением, размышлением, молитвою и принуждением себя ко всякому труду». Царство Небесное нудится (т.е. берется) и нуждницы (т.е. употребляющие усилие) восхищают его (Мф. 11:12). Это усилие, как говорил свт. Макарий (Невский), есть тот огнь ревности об угождении Богу, о котором Господь сказал: огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся (Лк. 12:49) . Как огонь сожигает то вещество, которое он объемлет, так огонь ревности о богоугодной жизни сожигает в душе все то, что несогласно, с таковою жизнью» [14, 159].
Учебные программы выявляли таланты учащихся [7,с.6 и с. 12 ]. Тщательно учили словесности и письменности. В семинариях с курсом 8-10 лет сначала поступали в класс «синтаксис», затем переходили в «поэзию», три года учились «риторике», потом «философии» и т.д. [10, с. 14], Усердно упражняли в составлении проповедей на церковные даты и на текущие события (дни рождения, праздники, именины, смерть, награждения). Лучшие сочинения и проповеди в Киевской Да (Кда) печатались в сборнике «Собрание опытов студентов академии первого курса» [10, с. 30]; была учреждена Евгениево-Румянцевская премия за историко-археологические исследования [10, с. 54].
Преподавательский состав Кда был блестящий: везде были посеяны семена глубокого интереса к разным наукам, познанию себя и Бога. Профессора академии вели научные работы и приглашались читать лекции в Университете. «Академическая корпорация при ректоре Иннокентии жила с ним одною жизнью, как родственная семья, у которой были одни цели, одни стремления, одни заботы, одни и теже радости, одни и теже желания» [10, с. 68 ].
Публичный контроль знаний располагал к общению с будущими пасомыми. Экзамены проводились как праздники с открытыми дверями, с возможностью народа слышать своих будущих пастырей. Форма изложения экзаменационных ответов была в виде уроков будущим ученикам-прихожанам [10, с. 29]. Устраивались ежегодные Академические конференции с представителями общественности, педагогов и студентов из университета [10, с. 112-113].
Современный человек удивится, узнав, что составляло среднее духовное образование в XIX в. В церковно-учительских школах и семинариях преподавали вероучительные, общеобразовательные и развивающие специальные предметы, из них: словесность, литература, арифметика, алгебра, физика, биология, химия, физиология, педагогика, дидактика, гигиена, сельское хозяйство, искусство, иконопись, пение [19, с. 177].
В Киевской Духовной академии в программу входили следующие предметы [10, с. 23 и с. 63]:
классические и новые языки (латынь, греческий, еврейский, французский, немецкий, польский...), церковная словесность, логика, литература, история русской и иностранной литературы, история проповедничества – иностранного и русского, риторика, ораторское искусство, эстетика, метафизика, математика, физика, астрономия, архитектура, биология, медицина, всеобщая гражданская история, церковная история, церковное право (включая церковный суд), богословие (обличительное, основное, нравственное, догматическое, сравнительное, пастырское), в основу которого полагалось глубокое, разумное и осмысленное изучение Священного Писания, психология (как часть философии), философия нравственная – мораль, философия в историческом порядке с изложением по первоначальным источникам и разбором на основании Божественного Откровения , «науки свободные»: аналитика слова, поэзия, теория поэзии и красноречия, и много новых вероучительных наук, развиваемых профессорами академии, в том числе история догматики, которую читал сам ректор архимандрит Иннокентий.

Совершенствуется миссионерское образование. Преподают: языки и образ жизни инородцев; история раскольничьих и сектантских учений, история инославных исповеданий, история православной миссии; издательское и печатное дело; устроение миссионерско-воспитательных школ и миссионерских станов [15, с. 122-125]. В конце XIX в. для защиты от лжеучений учреждается Миссионерское общество (1869) [15, с. 96]. Готовятся и проходят миссионерские съезды (1887−1917) против действия раскольников и всевозможных сект, в среду которых легко проникали атеизм и социализм. По всей России организуются православные братства , на больших заводах создаются воскресные школы, просветительные центры [15, с. 191]. Пастыри-миссионеры учились, писали статьи , редактировали, издавали миссионерские листки, газеты, журналы. Члены братств устраивали «епархиально-братские школы», исполняли роль наставников в местных семинариях [15, с. 92]. Был принят проект «защитного кольца» вокруг Казани из монастырей с университетами, с тремя направлениями в каждом: антимусульманским, антибуддистским и антииудейским, с предметами: медицина, ведение сельского хозяйства, живопись, музыка. Жизнь этих монастырей должна была быть пронизана духом любви первоапостольской Церкви [15, с. 109].
Вдали от столицы благочестие ещё не иссякло, особенно среди простых людей. У пастырей-миссионеров ещё была надежда, что они успеют посеять пшеницу и забота о просвещении народа через грамоту поможет защититься от разлившихся по стране лжеучений. В 1900 г. преосвященный Макарий (Невский), епископ Томский призывал: «Да помнят идущие впереди других, что за ними идет великая толпа, именуемая народом, что она пойдет туда, куда её поведут. Так пусть ведут её тем путем, которым русский народ пришел к величию среди народов земли» [14, 100].

Указ об укреплении веротерпимости (17.04.1905) и Манифест, провозгласивший свободу совести (17.10.1905) «затормозили» церковное образование и активизировали деятельность баптистов, адвентистов и др. рационалистов . Атеистов и социалистов относили к разряду сектантов (1907). Миссионерский съезд (1908) наметил конкретные пути «возрождения Православия», принял решение ввести в семинариях курс «Разбор и опровержение социализма» и просить правительство об ограничении действия противонравственных сект, типа хлыстовских [15, с. 191]. В 1913 г. было решено просить Священный Синод о переводе части начальных и средних школ в миссионерскую систему для духовной крепости детей и юношества. Священный Синод не ответил на это обращение, напротив, в 1917 г. закрыл штатные должности епархиальных миссионеров и поддержал постановление Временного правительства о передаче церковно-приходских школ в систему народного образования [15, 195]. Борьба с иноверием, инославием, сектами, расколом, социализмом требовала высшего напряжения миссионерских сил Церкви. На последнем съезде (25.07.1917) в горячей проповеди Экзарх Кавказский Платон призвал миссионеров на мученический подвиг: «Миссионерский крест, это мученичество – к мученическому подвигу зовет нас Господь. Зараза неверия разливается, новый закон вероисповедания (полная свобода всех и вся) горе всей Руси. В Киеве чествуют униатов, тесно сплоченными флангами идут сектанты, социалисты. Нам понадобиться учредить своего рода миссионерский Орден, надо повсюду идти в народ. Мы сильнее своих врагов. Мы материально бедны, но да поможет нам Бог!» [15, с. 194-195].
Кровопролитная революция разрушила церковный образ жизни в России, расправившись с лучшими служителями Церкви и верными её чадами, привив народу новую безбожную идеологию.

Почему это стало возможно?
В предверии юбилея – 100-летия революции вспомним 50-летний юбилей СпбДа (17.02.1859) и горячую проповедь ее ректора – архимандрита Феофана (Затворника). Он отметил источник лжеучений и призывал пастырей не подчиняться духу времени, чтобы «не наложить и тени на светлое Божественное учение»: «<…> Не огнь ли, из бездны исторгающийся, снова распаляет самость и чувственность, чтобы погасить дух, возженный вначале?» [24, с. 87 и с. 9]. «<…>После разнообразных ересей, дух лжи изобрел на Западе центр единства, и с помощью его, прямо и косвенно, расплодил там множество зловредных учений, которые совсем почти заслонили собою истину, изнемогающую в борьбе с ними, потому что к ней примешана часть лжи, обессилившая ее [24, с. 8]. Оттого Европа, опередившая нас в некоторых отношениях сильно страдает лжеверием, неверием и индифферентизмом...
Психология ученичества (знать больше ради самих знаний), заимствованная из западного типа образования, укоренилась слишком глубоко [26]. «Наше молодое поколение и даже люди с сединами мудрости на голове готовы гоняться за всяким новоявленным учителем. Общее имя лжеучителей есть своего рода легион, подобный тому, который овладел телом несчастного гадаринского бесноватого» [14, c. 94]. Но, как писал святитель Феофан: «Ложная религия есть посмеяние над человеками [23, с. 462].
Атеизм и анархия через западные формы преподавания, изучение «научной картины мира», исхитрились проникнуть в семинарии и академии [4, с. 104]. Многие увлеклись сектантским пониманием священного текста Библии, не вникая в смыслы контекста, доверчиво отнеслись к изобретенной в 1857 г. кальвинистом Хью Миллером теории «День − эпоха», в которой усмотрели совмещение «постулата» эволюции с гимном Творения [5, с. 120]. Не внимали слову первосвятителя Филарета, говорившего, что «День Творения не был более как один день обыкновенный» [25, с.36]. Просвещённый в инославных делах свт. Феофан так характеризовал современное ему состоянии умов: «Во дни наши россияне начинают уклоняться от веры: одна часть явно совсем и всесторонне падает в неверие, другая отпадает в протестантство, третья тайком сплетает свои верования, в которых думает совместить и спиритизм и геологические бредни с Божественным Откровением» [22, с. 150]. «Кто преподает учение нечисто, из корыстных побуждений, кто боится за слово истины, неприятное для слушающих, претерпеть порицание, кто потворствует страстям слушателей, как делали это лжеучители, тот по изречению апостольскому, строит здание из дерева, сены, соломы», − предупреждал учителей святитель Макарий (Невский) [14, с. 118].
С празднования 1000–летия Крещения Руси началось открытое исповедание Православия.
Наблюдаем ли мы его возрождение? Все ли стороны жизни земной Церкви, как сильные, укрепляющие веру, так и слабые, подрывающие её, исследуются и учитываются?
− Схоластический тип образования не искоренился, напротив, он возрождается и насаждается в виде: почитания иностанных языков более родного церковно-славянского, изменения первосмыслов Священного Писания в угоду науке, введения новых инновационных технологий, отстраняющих учащихся от живого слова наставника. В СПбДа вновь обозначились (100-летней давности) атеистические корни в преподавании догмата Творения. Идея эволюции настолько крепко привилась, что на конференции «Библия и эволюция. Вопросы согласования» профессор СпбДа говорил о необходимости решения сложной задачи «вставить эволюцию в богословие», даже после того как другой докладчик-генетик признал, что эволюцию доказать невозможно, эволюция – это вера. В наше время исполняется надежда иезуита Тейяра де Шардена, что семена (идеи) эволюции прорастут и тогда вселенная примет его (оккультную) теорию вселенской религии . Можно предположить, что прививание к сознанию людей веры в эволюцию осуществляется для принятия ими Тейярдовской вселенской религии (с центром единства). Да будет им по похоти словес их:
Апостол Петр пророчествовал о современном грехе эволюционистов (введении смерти в первозданный мир): «<...> возбуждаю ваш чистый смысл <…>. Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие, <…> c тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается также» (2 Петр. 3:4). «Нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день Суда и погибели нечестивых человеков» (2 Петр.3:7). «<…> будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения» (2 Петр. 3:17).

Вспомним учительский совет, оставленный пастырям святителем Иннокентием Херсонским: «Как трудно иногда бывает судить правильно о том, что истинно полезно или вредно и для одного человека, − даже для нас самих! Тем труднее постигнуть, от чего ближайшим образом зависит благоденствие целого народа. Для сего нужно знать его во всем составе и частях, видеть его способности и недостатки, нужды и желания, обнять соображением состояние его прошедшее, настоящее и будущее, различить в его судьбе с точностью возможное от действительного, случайное от существенного. А многие ли могут похвалиться таковым знанием? А без него легко можно впасть в заблуждения самые грубые и пожелать своему отечеству таких совершенств, кои для него или невозможны, или обратились бы в настоящее зло» [10, с. 97].

Деяния великих церковных учителей XIX–начала XX в. несомненно поучительны для Церкви, для возрождения Православия и жизни народа по главной заповеди Спасителя, которую Он оставил пастырям и пасомым: «Да любите друг друга» (Ин. 15: 12).
Любя ближнего, желая ему «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины», «отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему, потому что мы члены друг другу», Еф.4:24-25. «Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления», Еф.4:30.
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13: 4−8).


Список использованной литературы
1. Две библии – два пути. − М.: Сибирская Благозвоница, 2009. − С.143-144.
2. Бытие:сотворение мира и первые ветхозаветные люди. Отец Серафим Роуз/М.: - Валаам ское Общество Америки, 2004, - 692 с.
3. Василий Великий, Свт. Беседы на Шестоднев. − М.: Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001.
4. Галелин Борис. Царская школа. Государь Николай II и Имперское русское образование. − М.: Культурно-просветительный русский издательский центр, 2014.
5. Даниил Сысоев, священник. Православные креационисты и эволюционисты: шесть лет спустя. // Православное осмысление творения мира. – М., 2006. − Вып. 2. − С. 118-133.
6. Закон Божий. Составитель прот. Серафим Слободской. − Jordanville, N.Y.: Holy Trinity Monastery, 1987. − С. 107.
7. Земной путь святителя Феофана Затворника Вышенского в фотодокументах. − Рязань: Зерна, 2004.
8. Игнатий (Брянчанинов), Свт. О невозможности спасения иноверцев и еретиков. − С.-Петербург: Успенское подворье Оптиной Пустыни, 1999.
9. Из наследия святителя Феофана Затворника в деле христианского образования. Марина Щербакова. [Электронный ресурс]. slovobraz.ru/news/news_post/feofan-zatvornik (дата обращения: 29.09.2015).
10. Иннокентий Борисов, Архиепископ Херсонский. /Свящ. Т. Буткевича. − Санкт-Петербург: Издание книгопродавца И. Л. Тузова, 1887.
11. Иоанн, митрополит. Любящий добродетель. Духовно-нравственный облик святителя Филарета. − СПб.: Царское дело, 1995. − С. 18 и С. 37.
12. «Карельские известия», 1914–1916.
13. Кирилл, архиеп. Иерусалимский, Свт. Поучения огласительные и тайноводческие. − Москва: «Синодальная библиотека», 1991. − С. 51.
14. Макарий (Невский), митр. Московский. Избранные слова, речи, беседы, поучения (1884-1913). – Москва: Издательство «Отчий дом» Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1996.
15. Миссиология: Учебное пособие. − Белгород: Православная Духовная семинария, 2009.
16. Никита Стифат, прп. Его же вторая сотница естественных психологических глав об очищении ума. / Добротолюбие: дополненное. В 5 тт. − М.: Изд. Сретенского монастыря, 2004. Слово 35.
17. Папков А.А. Церковные братства. Краткий статистический очерк о положении церковных братств к началу 1893 г. − СПб., 1893. − С. 50. http://refwin.ru/251910429.html.
18. Православный путь: Церковно-богословско-философский ежегодник. Приложение к журналу «Православная Русь». / Образцы святоотеческой проповеди. − Jordanvil, N.Y.: Holy Trinity Monastery, 1982.
19. Собор святых Липецкой земли. Сборник житий Липецких и Елецких святых. / сост. прот. Николай Стандюк, А. А. Найденов, А. И. Чеснокова. − Липецк: Принт Мастер, 2013.
20. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. − М.: Астрель: АСТ, 2009.
21. Феофан Затворник, свт. Православие и наука. /М.: Даниловский благовестник, 2005,- 679с.
22. Феофан Затворник. свт. Мысли на каждый день года. − Московский Сретенский монастырь: Правило веры, 1997.
23. Феофан Затворник , свт. Начертание христианского нравоучения. − М.: Лепта, 2003. − С. 461.
24. Феофан Затворник, свт. О Православии с предостережениями от прегрешений против него. − Свято-Троицкая Лавра: Репринтное изд., 1995.
25. Филарет, свт., митр. Моск. Толкование на Книгу Бытия, − М., 2004. С. 36.
26. Хрестоматия по истории российской общественной мысли XIX и XX в. − 2-е изд. / В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. − М.: Логос, 1997. − С. 86-87.


Комментарии


2016-10-30 12:45:33 Любовь Николаевна № 6730206
Татьяна Павловна, благодарим Вас за такой объемный и полезный материал, необходимый для воспитания будущих пастырей и учителей.
Почти ничего из перечисленного, мы - современные педагоги, не получили, а дерзаем творить на этом поприще... Помоги, нам, Господи!

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


*Введите код, изображенный на картинке: