Кротость - от того же корня, что короткий, укрощать. Антоним кротости - гнев, необузданность.

Новости

Слово о слове в русской поэзии, европейской прозе и в народной мудрости, в научной мысли и в богословии

« Все новости

Слово о слове в русской поэзии, европейской прозе и в народной мудрости, в научной мысли и в богословии 08.02.2019 15:00

Народная мудрость задолго до появления научных выкладок определила значимость для человека слова и речи: «Красна птица пером, а речь — словом. // Красно поле пшеном, а речь — слушанием. //Мудрость старости честнее».[26]

Ло́гос (от греч. λόγος — «слово», «мысль», «смысл», «понятие», «намерение») — термин древнегреческой философии, означающий одновременно «слово» (высказывание, речь) и «понятие» (суждение, смысл). Гераклит, впервые использовавший его, называл логосом «вечную и всеобщую необходимость», устойчивую закономерность. В последующем значение этого термина неоднократно изменялось. [6]. 

Рассмотрим образцы поэтического, художественного осмысления данного понятия с точки зрения его духовной и онтологической природы. Для решения задачи кроме литературоведческого исследования произведений: «Слово» И. Бунина, «Слово» Н. Гумилева, «Мужество» А. Ахматовой, «Слово о словах» А. Твардовского, «Тоска по Родине!» М. Цветаевой, «Молитва» В. Набокова, «Игра в бисер» Г. Гессе используются научные и богословские источники, а также произведения устного народного творчества.

Чем значительнее талант писателя или ученого, тем более такой мастер слова проникает в глубинные тайники Логоса и Его смыслов. К созвездию великих Российских фамилий в данном труде примыкает имя немецко-швейцарского писателя Германа Гессе, отразившего личные метания между миром духа и миром материи в своих произведениях.

На чествовании писателя И.А. Бунина русскими эмигрантами по поводу получения им Нобелевской премии по литературе на заседании в редакции газеты «Россия и славянство» было оглашено «горячее и прекрасное приветствие писателя Ивана Шмелева» [39]. Начинается речь так: «Лет 18 тому назад И.А. Бунин написал глубокое по мысли, прекрасное по форме стихотворение». Далее полностью было приведено бунинское «Слово».

Далее И. Шмелев, раскрывая идею данного стихотворения, углубляет ее, заостряет мысль И. Бунина, переводя ее из вселенской плоскости*  на русскую почву. Вот эти слова: «Народ говорит: "всё минется – одна правда останется". Письмена – вот эта правда. Эту нетленную Правду хранит литература наша, –  хранит Россия. Россия не только была…

Она – есть, нетленная, живая – в «письменах». Всё – тленно, но «Слову жизнь дана». Слово – звучит, живёт, животворит, – слово великого искусства. Оно сильнее смерти: оно творит и воскрешает. И если бы уже не было России. – Слово её создаст, духовно» [39].

Цитату из «Слова»: «Умейте же беречь…» – И. Шмелев использует для превозношения значимости творчества самого И. Бунина и других русских писателей, утверждая: «Бунин сумел сберечь и запечатлеть нетленно. Вот, кто подлинно собиратели России, её нетленного: наши писатели.

Через нашу литературу <...> признаётся миром (Е. К. – Имеется в виду присуждение И.А. Бунину Нобелевской Премии) сама Россия, запечатлённая в «письменах».

Давно гоголевская «птица-тройка» вынеслась за российские пределы, <...> с ямщиком-чудом Пушкиным, с дивными седоками – Лермонтовым, Гоголем, Достоевским, Тургеневым, Толстым, Лесковым, Гончаровым, Чеховым…[39]» 

Заканчивается приветственное слово вполне оптимистично: «Птица-тройка» найдёт дорогу…[39]» Но только до тех пор «будут звучать русские "письмена", пока будет жива истинная душа народа[39]». То есть, пока духовная составляющая будет присутствовать в основании идеологии и воспитания людей. Из личного опыта можем утверждать, что именно классическая русская  литература была хранителем нравственных христианских ценностей в безбожные советские десятилетия, и именно «письмена» незримо воспитывали  октябрят, пионеров и комсомольцев, потому что основная часть дореволюционных произведений пропитана духом неба, базируется на христианских ценностях.

Если же мы, читатели XXI века, вслушаемся в завещание И.А. Бунина, то поймем пророческий призыв выдающегося русского писателя «в дни злобы и страданья» беречь речь, «наш дар бессмертный», единственное «достояние». Хотя, конечно же, писатель скорбел о перипетиях своего времени. И не только он. Для многих деятелей культуры и науки реформа русского языка 1917-1918 годов отозвалась болью.

Не случайно И. Буниным в исследуемом нами стихотворении затронута тема сохранение исторической памяти как свойства слова, представлены темы жизни и смерти; молчания и звука. В стихотворении звучит мотив, призывающий к пониманию значимости речи как наивысшего достояния, бесценного сокровища; поднята проблема взгляда на мiр с позиции вечности. Слову жизнь дана в вечности, куда нет доступа материальной тленной культуре: ни пирамидам, ни космическим кораблям.

О том, что нужно беречь язык родной, предупреждали мудрые мужи русские. Можно привести лишь некоторые раздумья из длинной череды высказываний. Особая опасность исходит от неоправданного заимствования иностранных слов. Об этом заявлял еще в XVIII веке А.П. Сумароков: «Восприятие чужих слов, а особливо без необходимости, есть не обогащение, но порча языка» [28].  Его современник М. В. Ломоносов, тоже видел опасность, но надеялся, что «в России словесные науки не дадут никогда прийти в упадок российскому слову [13], –  и призывал. – Простирайтесь в обогащении разума и в украшении российского слова [14, с.412]». В XIX веке взволнованных голосов гораздо больше. «Берегите чистоту языка как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас[31]», - взывает И.С. Тургенев. Уж кто, как не он, для которого Европа стала вторым домом, имел возможность сравнивать и делать выводы. Собиратель уникальных образцов исконного русского духа и богатств народной мудрости Н.С. Лесков тревожно констатирует: «Новые слова иностранного происхождения вводятся в русскую печать беспрестанно и часто совсем без надобности...» [12] Человек, противоположных этому взглядов, критик-демократ, западник В.Г. Белинский, между тем, еще более резок: «Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, – значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус[4]». Ф.М. Достоевский   остепеняет: «Лишь усвоив в возможном совершенстве первоначальный материал, то есть родной язык, мы в состоянии будем в возможном же совершенстве усвоить и язык иностранный, но не прежде» [9, с. 170]. Прислушаться бы стоило к этим словам тем современным российским реформаторам системы образования, которые ввели для изучения в школе иностранные языки с первого класса, с детского сада, несмотря на то, что существуют научные исследования, доказывающие пагубность этого для психики, для здоровья детей [33]. Против небрежного отношения к родному языку высказывались такие мастера слова, как А.С. Пушкин: «Прекрасный наш язык, под пером писателей неучёных и неискусных, быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется. Орфография, сия геральдика языка, изменяется по произволу всех и каждого» [25, с. 111]. А Иван Ильин замечает, что «прав был князь С. М. Волконский, когда настаивал на том, что смешение родов, падежей, степеней сравнения и т. д. вызывает к жизни «возвратное зло»: дурное правописание родит дурное мышление» [11].  А.Н. Толстой, перекликаясь с Писаревым, писал: «Язык – орудие мышления. Обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно» [30, с. 357]. Д.И. Писарев идет дальше и указывает, что вследствие неправильного употребления слов появляются ошибки в идеологии, которые тянут за собою огрехи в практике жизни [24]. К обсуждаемому вопросу о целесообразности Декрета «О введении нового правописания» [22] И. Ильин заявляет: «Итак, кривописание не легче и не проще, а бессмысленнее. Оно отменяет правила осмысленной записи и вводит другие правила – бессмысленной записи. Оно начало собою революционную анархию» [11, с. 434-437]. Противники проведения языковой реформы в России понимали, что истоки ее исходят от «лентяев и неспособных» и что (употребляем термин Ильина) кривописание это «искони гнездилось на задних партах». И именно ученые академики поспешили этим безграмотным лентяям на помощь: прервали всенародную творческую борьбу за русский язык, отреклись от ее вековых успехов и завоеваний и революционно снизили уровень русской литературы» [11]. Это можно наблюдать, сравнивая Золотой и Серебряный века русской литературы с произведениями советского периода. А ведь еще Н.А. Некрасов заявлял, что «литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его темных или сомнительных явлениях», потому что цель ее – «возвысить общество до своего идеала – идеала добра, света и истины» [21]. XX век стал более радикальным, но даже новатор в области словотворчества В.В. Маяковский не хотел мириться с литературными поделками, говоря: «Одна печатаемая ерунда создает ещё у двух убеждение, что и они могут написать не хуже. Эти двое, написав и будучи напечатанными, возбуждают зависть уже у четырёх» [18, с. 118]. О значительности роли языка рассуждал А.П. Чехов: «Выходит так, как будто чем богаче язык, тем выше культура. А, по-моему, наоборот: чем выше культура, тем богаче язык. Количество слов и их сочетаний находится в самой прямой зависимости от суммы впечатлений и представлений: без последних не может быть ни понятий, ни определений, а стало быть, и поводов к обогащению языка» [36, с. 114-115]. Вернее было бы, как мы думаем, если бы А. Чехов не противопоставлял, а, напротив, показал, что язык и культура взаимосвязаны, взаимообогащают друг друга. Но, вне всякого сомнения, есть то, что нельзя прерывать всенародную творческую борьбу за русский язык, нельзя отрекаться от вековых успехов и завоеваний, о чем говорил И. Ильин. А коль уж отреклись горе-ученые, состряпав декреты о введении новых правил орфографии [22], то вполне закономерным можно считать появление обратных процессов после того, как Советская власть рухнула. Такая богатая, непрерывающаяся традиция заботы о родном русском языке! Конечно, не будем отрицать тенденциозности в отборе цитатных материалов, но того требует задача данного исследования, продиктованная обеспокоенностью по поводу снижения общей культуры речи в постсоветский период жизни населения России как нового витка (после реформы русской орфографии) искусственного разрушения, оскудения русского языка. По поводу злонамеренности разорительных реформ языка еще исследователь И.И. Костючик в своем сочинении «Нашествие варваров на русский язык» писал: «Не реформа была проведена, а искажение, коверкание русского языка, и при этом – умышленное» [11].  Железный занавес поднят, вернулись в Отечество не только труды И. А. Ильина, но и прах его перенесен на ту почву, которая воспитала, взрастила мыслителя. И.А. Ильин, продолжил суд над реформой языка, утверждая, что целью ее был «отрыв русского языка от его церковно-славянских корней, денационализация русского письма, русской этимологии, фонетики, русского мышления...[11]».

Прежде чем обратиться к стихотворению другого русского поэта Николая Гумилева, которое также называется «Слово» [8], необходимо вспомнить, что слово «книги» на греческом языке звучит как Библия. Так вот, одна из частей её, Евангелие от Иоанна, начинается словами: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог...[5, Иоанна, 1:1, с.1127]»

Знаем ли мы цену слову? Бог христианской религии не громоподобный Зевс или Перун, не солнцеподобный Гелиос или Ярило, а Слово.

«Откуда Иоанн Богослов заимствовал свое учение о Логосе? Наиболее принято на Западе приписывать происхождение учения Иоанна о Логосе влиянию иудео-александрийской философии, в которой также существовало представление о Логосе как посреднике между миром и Богом. <...> Но согласно Филону, Логос есть не что иное, как мировая душа, действующий в материи мировой разум, а у Иоанна Логос есть личность, живое историческое лицо Христа» [15]. Евангельские повествования и агиографические тексты наполнены свидетельствами о чудесных деяниях Иисуса Христа.

Человек, созданный по образу и подобию Божию, единственный из сотворенных существ, обладает даром речи, владеет словом. Бог словом сотворил все сущее: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет» [5, Бытие, 1:3. с. 5]. Дар творчества присущ и людям.

Итак, слово, мысль имеют огромное действие на человека и окружающую среду. Энергия мысли и слова способны вернуть человека к жизни или погубить, убить. Думается, всем приходилось испытывать боль от грубого, злого или гнилого слова, все знают цену словесной поддержки, любви, ласки.

Недопустимо сеять зло словами жестокими, глупыми, пустыми. Такие Н.С. Гумилёв называет «мёртвыми, дурно пахнущими» [8]. А происходит девальвация понятий потому, что «Мы ему (Е. К. - Слову и Богу) поставили пределом // Скудные пределы естества», забыв «что осиянно // Только слово средь земных тревог». И в пословицах отмечается: «Хорошие речи приятно и слушать [19, с.755]. // С умным разговориться, что меду напиться. // Ласковое слово многих прельщает [19, с.524]. // Есть словко, как мед сладко, а есть словко, как полынь горько [19, с. 821]».

А.Т. Твардовский в стихотворении «Слово о словах» [29] призывает «не транжирить как попало из капиталов капитал», чтобы слова «не стали дурным трезвоном». Он называет их «слова - труха, слова – утиль», потому что такие «в иных устах до пошлой сказки низводят сказочную быль». Чтобы не выхолащивался смысл слов, надо, говорит поэт: «Чтоб сердце кровью их питало, чтоб разум их живой смыкал».

Коль скверные слова «дурно пахнут», то необходимо прививать в общественное сознание вкус к речи красивой, правильной и благоуханной. «Никакое гнилое слово да не сходит с уст ваших...», — до сих пор призывает апостол Павел со страницы послания [5, Ефесянам, 4:29, с.1282].

Образцом такого осмысленного, точного языка для нас являются произведения русских классиков, которые в минуты вдохновения слышали «Божественные глаголы» и передавали их всем людям. Мы видим, что И. Бунин и Н. Гумилев перекликаются между собой. В «Слове» Н. Гумилева  затронуты темы вечности и бренности, величия и скудости, противопоставляются звук и начертание, то есть, речь и письмо.

Н.С. Гумилев дал поэтические образы слова и числа, понять, которые нам поможет профессор В. Н. Тростников[32]. Раскрывая их значения, он говорит, что «линия развития существующего мирового порядка начиналась на христианстве, на почитании Бога Слова» [32, с.168]. Ученый продолжает: «Вот вектор развития западного мира, оказавшегося вырождением от религии Слова к религии цифры». Слово «цифра» обозначает систему знаков для записи конкретных значений чисел. То есть, цифры нужны для записи чисел, как буквы для записи слов. С арабского языка «цифра» переводится как «пустой, нуль». Таким образом, проясняется, что термин «цифровая экономика» имеет внутреннее содержание, заставляющее отшатнуться. Какой информированный человек захочет вкладывать свои силы в производство пустоты? Первая попавшаяся статья, кратко показав путь к постиндустриальному обществу, раскрывает суть его: «Другими словами, мы стали жить в обществе потребления [35]».   Иными словами, люди при «нулевой» экономике становятся вырожденцами.

В. Н. Тростников доказывает, что следствием цифризации станет вырождение человечества: «Вырождением это является по той причине, что цифрой, которая теперь господствует на Западе, можно измерить только самые примитивные, животные стороны человеческого существа, а всё духовное и даже душевное такому измерению не подлежит. Но то, чего не видит верховный бог, в рамках его религии, не существует.

Её величество цифра и есть ядро нынешней западной цивилизации, и она причесывает всех под свою гребенку, делая людей «потребительскими животными» (вполне официальный термин, употребляемый западными экономистами и социологами)» [32, с.168-169]. Виктором Тростниковым высказывается также предположение о том, что грядет время, когда «положение в обществе каждого человека будет определяться присвоенной ему цифрой, поэтому это будет уже не плутократия (власть золота: Плутон — бог подземных золотых запасов), а цифрократия, власть отвлеченного числа» [32, с.168]. Говоря о «поклонении цифре» Западной цивилизацией, профессор В. Н. Тростников утверждает, что это есть исповедание «худшего вида язычества» [32, с.199].  Если подобная угроза существует, то в наших руках наше будущее и будущее последующих поколений. Овладение сокровищами языка — гуманистический выбор.

Вместе с русским историком и философом мы приоткрыли тайный смысл стихотворения. Неужели мы, люди, уступим надвигающейся тенденции и допустим обнищание речи?

В философском эссе «Игра в бисер» [7], вышедшем в 1943 году, немецкий писатель Герман Гессе говорит о «девальвации слова и мысли» и дает свой взгляд на пути решения этой проблемы.  По его мнению, обнищанию языка послужили процессы, которые автор «Игры...» именует как фельетонизм. Это, по сути, то же, что у Гумилева названо «умным числом». «"Духовность" все больше и больше деградирует в "фельетонистическую эпоху". На смену серьезным занятиям науками и искусствами, самоотверженным поискам, открытию новых законов и связей, созданию подлинных произведений человеческого гения пришла пустопорожняя болтовня о науке и искусстве. "Газетное чтиво" становится знамением эпохи. Ученые и художники изменяют своему призванию, продаются, так как их манят деньги и почести. Они более не служат своим убеждениям, а развлекают и — главное — отвлекают своих читателей», — анализирует произведение Г. Гессе Е. Маркович в Предисловии к роману [16]. Сам Г. Гессе, кажется, оправдывает мещанство словами: «Они жили в вечном страхе среди политических, экономических и моральных потрясений, вокруг них все кипело, они вынесли несколько чудовищных войн, в том числе и гражданских, и игры их никоим образом не были веселым, бессмысленным ребячеством, но отвечали глубокой потребности: закрыть глаза, убежать от нерешенных проблем и ужасающих предчувствий гибели в возможно более безобидный мир видимости» [7]. Если, разогнув случайно попавшую в руки книгу, прочитаешь то, о чем далее повествует немецкий писатель, зевнешь от скуки, потому что ты и сам, российский постперестроечный гражданин, это же видишь вокруг себя уже два десятка лет. Ты и сам «мечтательно отдаешься разгадке кроссвордов», этой болезни последнего времени. Ты тоже прикован, пусть не к слушанию докладов, но к поглощению всякого псевдонаучного мусора. Ты вместо чтения фельетонов смакуешь подсмотренные и пересказанные СМИ сплетни о жизни публичных людей, листаешь глянцевые журналы с чувством зависти либо осуждения. Замысловатые карточные игры заменили, так называемые, «однорукие бандиты». А после того, как здоровая часть общества покончила с игровыми автоматами, на смену им пришли компьютерные игры, ставшие настоящим бедствием, не менее социально опасным, чем наркомания и алкоголизм. Об этом свидетельствует игумен Анатолий (Берестов)*** и другие сотрудники центра[1]. Мы также, как и «они» у Г. Гессе, прилежно учимся водить автомобили, кроме того, занимаемся шейпингом, играем в пейнтбол и пр. Этим мы прикрываемся от страхов, неопределенности скользкого, неустойчивого времени, времени попрания идеалов, беззащитности, униженности, унижения достоинства. Мы тоже, как и «они», не можем преодолеть пусть не страх, но инерцию, побороть боязнь, если не смерти, то свободного проявления своего волеизъявления. Мы не верим ни в будущее, ни в справедливость, хотя «живем судорожно», как и немцы середины двадцатого века. Мы не чувствуем себя хозяевами не только нашей страны, но и хозяевами своей собственной жизни.

Но далее писатель показывает выход из тупика: «Надо сказать, что сама культура в эти переходные десятилетия не спала летаргическим сном: в период своего упадка и мнимого самоотрицания, приписываемого ей художниками, профессорами, фельетонистами, она породила в сердцах отдельных людей особую бдительность и подвергала себя тщательному самоконтролю. Даже в пору расцвета фельетонизма то тут, то там встречались отдельные группы, исполненные решимости хранить верность духу и сделать все от них зависящее, дабы в целости и сохранности пронести через это лихолетье зерно доброй традиции, дисциплины, методики интеллектуальной честности» [7].

Эпоха «фельетонизма» болью прорезала и сердце М. И. Цветаевой, которая в стихотворении «Тоска по родине!» [34] называет себя бревном, оставшимся от аллеи, намекая но то, сколько ее собратьев по перу пали, срубленные лихолетьем, а сама она лишена слова, ей «обрубили ветви», как Анне Ахматовой «заткнули рот». Но не только «лесорубы» виноваты в том, что ни вдоль, ни поперек ее цветаевской души не осталось «родимого пятна», а главным образом, причина одиночества в том, что не осталось желающих слушать глаголы вечности от той, которая «до всякого столетья!». Ибо читатели двадцатого столетия (обученные новой орфографии) стали «газетных тонн глотателями, доильцами сплетен» [34].

Возвращаясь к теме числа, приведем рассуждения исследователя творчества Гулилева Шешуковой [37]: «Числа — это те практические правила, которые нужны для низкой жизни. Это слова-слуги, они необходимы в жизни так же, как домашний подъяремный скот. <...> При этом умное число вмещает все оттенки смысла, которые нужны для повседневного быта. И вот перед нами картина: «Патриарх седой... Не решаясь обратиться к звуку, / Тростью на песке чертил число».

<...> смысл сказанного таков: в повседневной жизни древние люди руководствовались простыми житейскими правилами и умели ценить слово — символ высокого, божественного (не решаясь обратиться к звуку...). Не только люди с трепетом и благоговением берегли слово, не употребляя его всуе, но и то, что в природе считается могучим и высоким, трепещет перед ним: «И орел не взмахивал крылами, / Звезды жались в ужасе к луне, / Если, точно розовое пламя, / Слово проплывало в вышине». Данные образы исследователю указывают на «совершенно исключительное место Слова». Выражение «скудные пределы естества», по ее мнению, свидетельствует о том, «что мы стали употреблять высокое, осиянное неземным светом Слово для обозначения обыкновенных явлений. А за этим встает более общий смысл: утратили благоговение перед божественным, высоким, неземным, пытаясь материалистически объяснить явления духовные. И еще: утратили веру, заменив ее рассудочными суждениями, суетливыми попытками устройства земной жизни без Бога[37]».

Предыдущие поколения русских людей владели высоким церковно-славянским языком, на нем они общались с Богом, учились грамоте, читали, а русский (слова-слуги, по Н. Гумилеву) был для быта.

Слово — это еще и мечта, которая способна поднять человека, как говорит Н. Гумилёв, над «скудными пределами естества», то есть над желаниями, связанными с вкусной едой, с различными удовольствиями, с обладанием модными вещами, словом, с тем состоянием, которое именуется «гедонизм».  Сказка, былина, классические произведения способны вызвать в человеке потребности другого плана: защищать слабых, спасать попавших в беду, жертвовать собой ради любимого, как, например, в сказке, где герой, когда кончилось заготовленное мясо, кормит орла, отрезая от своего бедра, чтобы долететь до подземного царства, где находится похищенная возлюбленная невеста, либо выносит Ивана-царевича из пропасти, куда его сбросили завистливые братья, птица Нагай «на родную сторону», а обходится это герою тою же жертвою [27]. Без жертвы не бывает результата.

А сколько оптимизма в стихотворении Анны Андреевны Ахматовой «Мужество». Уверенность в победе основывается на готовности умереть, терпеть скорби и страдания, то есть, не бояться потерять земное. Но во имя чего? Что важнее жизни?

 — Вечность. Жизнь в вечности.

Начинается стихотворение словами: «Мы знаем, что ныне лежит на весах», — а заканчивается твердым и убедительным обещанием спасти не что иное, как «русскую речь, великое русское слово». Язык — та категория, которая восходит к вечности, считает поэтесса:

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем

Навеки!

Мысль Анны Ахматовой перекликается с высказыванием А. С. Шишкова**: «Хочешь погубить народ, истреби его язык».

В настоящее время, столкнувшись, ломают копья две стороны: защитники проведения богослужений традиционно на церковно-славянском языке и сторонники реформации, ратующие за «понятность» священнодействий, за перевод церковной службы на русский язык. Те, кто освоил чтение Библии на церковно-славянском, никогда не предпочтут ей русский перевод, не откажутся добровольно от сокровища, не променяют бриллиант на стекляшку, Слово-Бога на слово-слугу.

Архимандрит Рафаил (в миру Руслан Николаевич Карелин) в публикации «Заметки к статье Кирилла Мозгова о переводе церковно-славянских текстов на русский» раскрывает суть различия высоких и служебных слов, отвечая оппоненту: «Мозгов не учитывает разницы между древними и новыми языками и их изобразительными возможностями. Между тем, язык непосредственно связан с мышлением и эмоциями человека. Язык – отображение души, а жизнь прежних поколений была более теоцентричной, чем нашего времени; древние языки в какой-то мере помогают хранить и передавать эту духовность через слово. Современные языки более антропоцентричны: они более способны передать психическую жизнь человека [2]».

Итак, обратимся к богословскому понятию «Слово». Вот что святые отцы открывают нам: «Логос проявился в мире, и в Логосе все бытие причастно Бога. Эти тесные отношения Логоса к миру выражаются при посредстве и в форме энергий Его, или маленьких логосов (λόγοι) идей, на которые творчески как бы расчленяется Единый Божественный Логос, и которые снова объединяются в Нем, как радиусы в центре круга. Соответственно троякой деятельности Логоса – творческой, промыслительной и судящей, и Его λόγοι, или идеи, проявляются трояко: как основные начала или законы естества (λόγοι φύσεως) и как цели или пути промысла и суда (λόγοι προνοίας και κρίσεως). Эти λόγοι; охватывают собой все бытие на всем протяжении его существования. В λόγοι естества как бы заключен весь чувственный и мысленный (духовный) мир; в λόγοι промысла и суда – вся его жизнь, все цели его движений, сводимые к одной высшей – обожению.  <...> Эти логосы могут быть, однако, рассматриваемы не только в отношении к их Виновнику и Носителю, но и в отношении к образуемому ими миру, так сказать, сами по себе. Такое рассмотрение их переводит нас в сферу онтологии, в область «естественного (так сказать, философского) созерцания» тварного бытия. Все бытие по существу идеально.   <...> Уплотнение их образует грубую чувственно постигаемую тварь. <...>  Задача онтологии – созерцать эти λόγοι, их взаимное переплетение и постепенное одебеление и через обобщение их восходить к всевиновному Логосу» [15]. 

Что и делают поэты в минуты вдохновения. И других ведут за собой. Пушкинское «Я лиру посвятил народу своему...» побуждает вспомнить античного героя Орфея, который славился как сладкозвучный певец, наделённый магической силой искусства, которой покорялись люди, и даже боги. «Он не только укрощал диких животных, но и скалы сдвигались и деревья склонялись к нему при звуках его лиры. Образ Орфея — мифическое олицетворение тайного учения, согласно которому планеты вращаются вокруг Солнца, расположенного в центре Вселенной. Сила притяжения Солнца — источник всеобщей связи и гармонии, а исходящие от него лучи — причина движения частиц Вселенной. Приверженцы орфического учения считали, что Любовь и Время создали из яйца Вселенную» [23]. Предмет данного исследования — слово. Но Логос — Иисус Христос — есть также Солнце Правды.  Для распространения сухого умствования нужен был сладкоголосый Орфей. Но также и наоборот, аналитическая наука, исследования необходимы, чтобы обосновать, свести к общему знаменателю голоса, которые «глаголом жгут сердца людей», «сеют разумное, доброе, вечное» в души, то есть сладкозвучно привлекают внимание к проблемам времени. Одна из болезней современного общества — обнищание речи, оскудение владения родным языком. Собрав многие свидетельства по данной проблеме, мы завершаем на оптимистической ноте.

Неповторимый стилист, новатор в области художественной изобразительности, филигранно владеющий словом писатель, В. В. Набоков молится о родной речи: «Воскреси!» Он называет ее дивным дивом и, тревожась, одновременно надеется:

<...>      душистую, родную,

косноязычный сон ее гнетет.

Искажена, искромсана, но чую

ее невидимый полет.

Не может погибнуть язык, у которого есть такие пламенные ревнители и молитвенники:

Тебе, живой, тебе, моей прекрасной,

вся жизнь моя, огонь несметных свеч.

Ты станешь вновь, как воды, полногласной,

и чистой, как на солнце меч,

и величавой, как волненье нивы.

Так молится ремесленник ревнивый

и рыцарь твой, родная речь».

---------------------------------

*  Исследователь Шешукова говорит: «Мысль поэта охватывает всю мировую историю, прошлое и настоящее, на всё это поэт смотрит с позиций вечности. Он говорит обо всём человечестве – здесь нет географических и этнических рамок. Он проникает в сущность каждого человека, выделяющую его из остального живого мира, – обладание речью» [37].

** Александр Семёнович Шишков, выдающийся государственный и общественный деятель ХIХ столетия, адмирал и госсекретарь, верой и правдой служивший четырём царям, министр просвещения и Президент Российской Академии наук. Он является автором бесценных трудов, значимость которых по-настоящему не осознана до сих пор» [38].

*** (В миру Анатолий Иванович Берестов; 11 сентября 1938, Москва РСФСР СССР) — российский религиозный и общественный деятель, священнослужитель Русской Православной Церкви, врач, главный детский невропатолог города Москвы (1985—1995), доктор медицинских наук, профессор, психиатр, педиатр, духовный писатель, руководитель и духовник Душепопечительского Православного Центра Во имя Святого праведного Иоанна Кронштадтского. [20]

 

Список литературы:
1. Адливанкин И. А. 1) Игровые автоматы: развлечение или стратегическое оружие? [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://dpcentr.cerkov.ru/igromaniya/ 2) Компьютерные игры: сеть или жизнь. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://dp-c.ru/reabilitatsiya/igromaniya/(дата обращения 27.12.2018)
2. Архимандрит Рафаил (Карелин). Заметки к статье Кирилла Мозгова о переводе церковно-славянских тек-стов на русский.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.pravoslavie.ru/48754.html(дата обраще-ния 27.12.2018)
3. Ахматова А. А. Мужество.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.m-battle.ru/warfare.php?part=3&author=5&poems=16(дата обращения 27.12.2018)
4. Белинский В. Г. Викицитатник.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://ru.wikiquote.org/wiki/%D0% 92%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BE%D0%BD_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3% D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%91%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BD% D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9(дата обращения 27.12.2018)
5. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Российское Библейское Общество, 2005.
6. ВикипедиЯ. (Свободная энциклопедия). Логос [Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D1%81 (дата обращения 13.12.2018)
7. Гессе Г. Игра в бисер. Глава «Опыт общедоступного введения в ее историю» [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://lib.ru/GESSE/biser.txt_with-big-pictures.html#HYPERLINK (дата обращения 15.12.2018)
8. Гумилев Н. С. Слово.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://gumilev.ru/about/256/ (дата обращения 27.12.2018)
9. Достоевский Ф. М. Дневник писателя.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://rulibrary.ru/dostoevskiy/dnevnik_pisatelya/170(дата обращения 27.12.2018)
10. Епифанович С. Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. Божественный Логос [Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Epifanovich/maksim-ispovednik-i-vizantijskoe-bogoslovie/HYPERLINK "https://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Epifanovich/maksim-ispovednik-i-vizantijskoe-bogoslovie/16"16 (дата обращения 12.12.2018)
11. Ильин И. А. О русском правописании. Проф. И. А. Ильин, "Наши задачи", т.2, стр. 434-437. Париж, 1956.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://speakrus.ru/articles/il-pr1.htm(дата обращения 14.12.2018)
12. Лесков Н. С. Мудрые мысли.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.epwr.ru/quotation/txt_508_2.php(дата обращения 27.12.2018)
13. Ломоносов М. В. Записки по русской истории. - М.: Директ-Медиа, 2010.
14. Ломоносов М. В. Предисловие о пользе книг церковных в Российском языке.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://rvb.ru/18vek/lomonosov/01text/02addenda/11addenda/138.htm(дата обращения 27.12.2018)
15. Лопухин А. П. Толковая Библия. Толкование на Евангелие от Иоанна. [Электронный ресурс]. Адрес досту-па: https://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_54/1 (дата обращения 12.12.2018)
16. Маркович Е. Предисловие: Герман Гессе и его роман "Игра в бисер" [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://lib.ru/GESSE/biser.txt_with-big-pictures.html#2 (дата обращения 15.12.2018)
17. Марченко Т. Русские писатели и Нобелевская Премия (1901-1955). («Возрождение», 6.12.33, №3110, с.4) BOHLAU VERLAG KOLN WEIMAR WIEN, Nobel Prizes, 2007, с.430 
18. Маяковский В. В. «А что вы пишете?» // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Худож. Лит., 1955—1961. Т. 12. Статьи, заметки и выступле-ния: (Ноябрь 1917 — 1930). — 1959.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://feb-web.ru/feb/mayakovsky/texts/ms0/msc/msc-118-.htm?cmd=p(дата обращения 27.12.2018)
19. Мокиенко В. М. Большой словарь русских пословиц.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://books.google.ru/books?id=wwnu7Qh2Mq8C&pg=PA2016&lpg=PA2016&dq=%D0%A5%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B5+ %D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B8+%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%BE+%D0%B8+ %D1%81%D0%BB%D1%83%D1%88%D0%B0%D1%82%D1%8C.&source=bl&ots=RoCU8CvIe7&sig=0cU_ xbV8QIkPMxtqmgT4-LSVDkg&hl=ru&sa=X&ved=2ahUKEwie9pKPncHfAhVHXiwKHX0SD504FBDoATABegQIBBAB#v=onepage&q=%D0%A5% D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%B5%20%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B8%20%D0%BF%D1% 80%D0%B8%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%BE%20%D0%B8%20%D1%81%D0%BB%D1%83%D1%88%D0%B0%D1 %82%D1%8C.&f=false(дата обращения 27.12.2018)
20. Московский Душепопечительский Православный Центр. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://dp-c.ru/o-tsentre/rukovoditel-reabilitatsionnogo-tsentra-anatoliy-berestov/ (дата обращения 27.12.2018)
21. Некрасов Н. А. Викицитатник. [Электронный ресурс].Адрес доступа: https://ru.wikiquote.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0 (дата обращения 27.12.2018)
22. «О введении нового правописания». Декрет Наркомпроса РСФСР от 23.12.1917 года. [Электронный ре-сурс]. Адрес доступа: https://history.wikireading.ru/14767(дата обращения 27.12.2018). «О введении новой орфографии». Декрет Наркомпроса РСФСР, СНК РСФСР от 10.10.1918.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_372.htm (дата обращения 27.12.2018) 
23. Орфей. Символика. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.symbolarium.ru/index.php/%D0%9E%D1%80%D1%84%D0%B5%D0%B9 (дата обращения 27.12.2018)
24. Писарев Д. И. Цитаты о языке. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://gramota.ru/class/citations/ ?page=9(дата обращения 27.12.2018)
25. Пушкин А. С. Собр. соч. в 10 тт. Т. 6. Российская Академия.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://rvb.ru/pushkin/01text/07criticism/01criticism/0436sovr/0949.htm(дата обращения 27.12.2018)
26. Сборник народной мудрости.[Электронный ресурс]. Адрес доступа:http://sbornik-mudrosti.ru/poslovicy-i-pogovorki-krasna/(дата обращения 27.12.2018)
27. Сказка «О молодильных яблоках и живой воде».[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://books.rusf.ru/unzip/add-on/xussr_ty/tolsta06.htm?27/32(дата обращения 27.12.2018)
28. Сумароков А. П. Афоризмы.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://persons-aforism.ru/aforizm/8807(дата обращения 27.12.2018)
29. Твардовский А. Т. «Слово о словах». Собрание сочинений. Том 1. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.wysotsky.com/0009/325.htm#252 (дата обращения 16.12.2018)
30. Толстой А. К. О драматургии. Соч., т. XII. Полное собрание сочинений. ГИХЛ, 1947-1951.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://litena.ru/books/item/f00/s00/z0000029/st030.shtml (дата обращения 28.12.2018)
31. Тургенев И. С. Из письма Е. В. Львовой 22 января 1877 года.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://litena.ru/books/item/f00/s00/z0000029/st024.shtml(дата обращения 27.12.2018)
32. Тростников В. Н. Бог в русской истории. М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2008.
33. Фрумкина Р. М. Психолингвистика.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://www.logofive.ru/jp_64.php(дата обращения 27.12.2018)
34. Цветаева М. И. Тоска по Родине![Электронный ресурс]. Адрес доступа: https://ilibrary.ru/text/3171/p.1/ index.html(дата обращения 27.12.2018)
35. Что такое цифровая экономика.[Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://fingramota.org/teoriya-finansov/item/2198-chto-takoe-tsifrovaya-ekonomika (дата обращения 27.12.2018)
36. Чехов А. П. Письмо Меньшикову М. О., 12 октября 1892 г. Мелихово // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983. Т. 5. Письма, Март 1892 — 1894. — М.: Наука, 1977. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://chehov-lit.ru/chehov/letters/1892-1894/letter-1220.htm(дата обращения 27.12.2018)
37. Шешукова. Анализ стихотворений Ивана Бунина и Николая Гумилёва "Слово" [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://mplmurmansk.ru/node/HYPERLINK "http://mplmurmansk.ru/node/6982"6982 (дата обращения 10.12.2018)
38. Шишков А. С. Язык передает нам нравы и законы предков. [Электронный ресурс]. Адрес доступа: http://glinskie.ru/content/%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D1%91%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D1%88%D0%B8%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%B2 (дата обращения 17.12.2018)
39. Шмелев И. С. Слово на чествование И.А. Бунина. - Собр. соч. в 5-ти тт., Т. 7 (дополнительный). М., 1999.

Куликова Е.А. Слово о слове в русской поэзии, европейской прозе и в народной мудрости, в научной мысли и в богословии // Universum: Филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2019. № 1(58). URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/6802 (дата обращения: 08.02.2019).

Куликова Елена Алексеевна - учитель русского языка и литературы, ГБОУ «БИЮЛИ», РФ, г. Белгород


Комментарии


Комментариев пока нет.

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий: