Кротость - от того же корня, что короткий, укрощать. Антоним кротости - гнев, необузданность.

Новости

О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ СВЯТИТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО. ВАСИЛИЙ СЕМЕНЦОВ

« Все новости

О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ НАСЛЕДИИ СВЯТИТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО. ВАСИЛИЙ СЕМЕНЦОВ 17.01.2016 17:43

Великий христианский богослов и наставник Василий Кесарийский (около 330 – 379 г.) в начале своего творческого пути шел по стопам отца, также Василия, адвоката и известного ритора,  преподавал риторику в своем родном городе Кесарии Каппадокийской. Как по отцовской, так и по материнской линии он также стал достойным наследником христианских подвижников и мучеников. Изучив в Афинах многие труды как христианских, так и античных философов и естествоведов, святой Василий направил  свои знания внешних наук на благоустройство внутреннего мира человека, на  служение Истине и утверждение Воли  Божьей в людских сердцах. Он явил собой образ жизни здесь на Земле, как на Небесах. Главная учительская заслуга св. Василия Великого заключается в том, что своими поступками, размышлениями и словами он являет собой  наглядный  пример практического служения Богу и послушания Слову Божию. Как заметил св. Иоанн Златоуст в своем пояснении к молитве «Отче наш», «к достижению совершенства горних сил нам нимало не препятствует то, что мы живем на земле. Но можно, и здесь обитая, все делать так, как бы мы жили на небе». Будучи подобием небожителей, в своей земной жизни Василий Великий учил людей послушанию Слову Божию и служению Отцу небесному в Духе истины: словом, делом и помышлением. В своих «Беседах», обращенных к каждому христианину и, в особенности, к педагогам, наставникам и родителям, (Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001), св. Василий учит: «Создавший нас Бог дал нам употребление слова, чтобы открывали мы друг другу сердечные совещания, и чтобы каждый из нас, по общительности природы, передавал ближнему свои мысли, как бы из некоторых сокровищниц износя их из таинниц сердца» (из Беседы третьей «На слова: "Внемли себе" (Втор. 15, 9)». – Этот точный дословный перевод с греческого языка является образцом корнесловного мышления и наставления учащихся. Ключевое слово этой беседы святителя – сердце. Словосочетание сердечные совещания обращает наше внимание к Первому псалму «Блажен муж, иже не идее на совет нечестивых», ведь совещание и совет – этимологически однокоренные слова, указывающие на то, что в сосуде  человеческого сердца соединяются все вещи, происходит согласование человеческого духа или с Духом истины, или с нечистыми духовными помыслами и страстями.  Говоря об употреблении слова, святитель указывает на то, что слово – это потребляемая сердцем духовная пища человека, более существенная, чем материя: «Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек» (Второзаконие, 8:3). В Новом Завете также неоднократно указывается на то, что словесное питание духовной пищей (то есть воспитание) первостепенно: 1) «И сказал Ему диавол: если Ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом Божиим» (От Луки, 4:3-4); 2) «Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне. Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё» (От Луки, 10:40-42). В греческом оригинале «большое угощение», которое готовила Марфа, звучит как «поллин диакониан», а «одну меня оставила служить» - «монин ме катэлипэ диакониен»: и угощение (пища), и служение (дьякония) изначально называются в Евангелии одним словом. Говоря об «употреблении слова» и о «мыслях, износимых из таинниц сердца», Василий Великий, конечно же, подразумевает наше взаимное воспитание, то есть свойственное человеческой природе  словесное общение с целью исполнения сердец благодатью и утоления духовной жажды. Марфа и Мария – две сестры, живущие в сердце каждого учителя и воспитателя. Обе диакониссы заботятся об одном – об утолении духовной жажды слушателей и читателей как многими знаниями, так и благодатью единой Истины. В ответ на упрек Марфы Христос кротко увещевает ее «заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно», в греческом оригинале «мэримнас пери полла» - «заботишься о многом» и «инос дэ эсти хриа» - «одна же есть необходимость». Многому Господь предпочитает одно. Успеть качественно и со вкусом преподать за один урок множество знаний можно только одним путем: подчинив свою сердечную Марию Марфе – вместо послушания Богу  направить сердечное внимание на многознание и суетные человеческие мнения. Господь же учит иному – лучше одно необходимое блюдо, то есть  один хлеб за столом, но на закваске Слова Истины. Не слушая незримо присутствующего на занятии  Христа, может ли учитель как следует  научить своих учащихся, а  родитель – воспитать своих детей? Именно об этой опасности пренебрежения к Духу истины, дышащему в слове учителя, предупреждает нас св. Василий: «Слово истины уловляется с трудом и легко может ускользать от невнимательных. По домостроительству Духа, оно так сжато и кратко, что немногим означает многое...», и далее, в этой же Беседе третьей «Внемли себе»: «внемли себе, не останавливайся на смертном, как на вечном, и не презирай вечного, как преходящего». Учитель, который в начале  урока не прислушивается к Гласу Божьему, «как бы из некоторых сокровищниц износя слова из таинниц сердца», бывает страшен и опасен и для учеников, и для себя самого. Ведь каждое свое слово мы произносим, то есть именно износим из таинниц сердца, а затем – проносим через ум и речевой аппарат. Очевидно, что в словах святителя подразумевается память о евангельском предостережении Иисуса Христа: «благий человек от благаго сокровища износит благая: и лукавый человек от лукаваго сокровища износит лукавая. Глаголю же вам, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный:  от словес бо своих оправдишися и от словес своих осудишися» (От Матфея, 12: 35-37).  Заканчивается Беседа св. Василия Великого «Внемли себе» изречением, которое никогда не утратит своей злободневности и значимости для каждого учителя, воспитателя и наставника: «Итак, внемли себе, чтобы внимать Богу, Которому слава и держава во веки веков, аминь!»

Василий Семенцов, 17 января 2016, Царское Село.

P.S. Эта статья была создана в рамках проекта  "Почитание"

Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Здатоуст 

Икона Григория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоуста (иконописец арх. Зинон, Феодоровский собор, Санкт-Петербург)


Комментарии


2016-01-20 07:35:06 Любовь Николаевна № 3361206
"Слово Истины... так сжато и кратко, что немногим означает многое...", - такой способностью износить мысль обладает свт. Василий Великий, поэтому он и стал моим первым учителем после аввы Дорофея. Его книги я находила в 90-годы в лавке Духовной Академии. Так просто для понимания каждое его слово, не замутненное философскими измышлениями, как будто это наш современник.
Спасибо, Василий Васильевич.
А когда мы Ваше слово услышим? Мы же ждем...
Любовь Николаевна

Ответить / Цитировать

Добавить комментарий *Имя:


E-mail:


*Комментарий:


*Введите код, изображенный на картинке: